02.03.2024 Автор: Константин Асмолов

Напряжение в отношениях Москвы и Сеула

Россия - Республика Корея

В конце января и начале февраля между РФ и РК случилась локальное дипломатическое обострение, которое, по мнению ряда экспертов, охладило отношения между нашими странами ещё на пару градусов.

19 января 2024 г. посол России в РК Георгий Зиновьев на встрече с российскими журналистами заявил, что до тех пор пока южнокорейская сторона не пересекла «красную линию» в виде прямых поставок летального вооружения Украине, Россия готова рассматривать РК как перспективного партнёра.

Упомянув любимое автором «РК — одно из самых дружественных среди недружественных РФ государств», посол подчеркнул, что «в отличие от западных стран РК не стремится победить, наказать или разобщить Россию. Это не является задачей южнокорейской дипломатии». Посол повторил, что «прямые поставки летального оружия киевскому режиму нанесут критический ущерб двусторонним связям. Мы не допустим того, чтобы южнокорейские снаряды убивали российских солдат». При этом Москва серьёзно относится к официальным заявлениям властей РК об отсутствии намерений поставлять оружие Киеву и рассчитывает, что она останется неизменной; это важно не только для текущей ситуации, но и последующего взаимодействия после окончания конфликта на Украине

В отношении КНДР посол отметил, что Северная Корея является дружественным нам государством, с которым мы развиваем полноформатное сотрудничество с учетом международных обязательств, а все сомнения по этому поводу должны рассматриваться не в медийном пространстве, а в рамках существующих профильных механизмов, в первую очередь Комитета 1718.

Дипломат также отметил, что расширение перечня продукции, подлежащей мерам экспортного контроля, куда с этого года вошли тяжёлая строительная техника и оборудование, аккумуляторные батареи, станки, детали и комплектующие для самолётов и пр., затруднит нормализацию российско-южнокорейских взаимоотношений.

При этом посол выразил надежду, что Южная Корея не пополнит ряды государств-закоренелых противников России и в конечном итоге станет первой из перечня недружественных стран, которая возвратится в разряд дружественных.

22 января 2024 г. глава южнокорейского военного ведомства Син Вон Сик заявил, что считает необходимым оказать Украине военную помощь и поддержку, но при этом поддерживает текущую позицию властей РК, согласно которой Сеул пока ограничивается лишь поставками нелетальных видов продукции.

23 января 2024 г. посол Южной Кореи при ООН Хван Чжун Гук вместе с представителями 50 других государств подписал заявление, в котором выражалось возмущение по поводу протестов России, вызванных поставками западного оружия на Украину. В заявлении говорится о том, что поставки оружия на Украину по просьбе украинского правительства являются абсолютно законными.

В свою очередь, присутствовавший на заседании министр иностранных дел России С. Лавров возложил ответственность за продолжение военного конфликта на Украине на Запад, который продолжает поставлять Киеву «на законных основаниях» вооружение и военную технику. Он также обвинил «западных покровителей» Украины в подталкивании страны к продолжению «бессмысленной военной конфронтации» под прикрытием лжи. США, Южная Корея и Япония были также обвинены в подготовке войны против КНДР путём постоянного проведения военных манёвров с привлечением большого количества сил и боевой техники.

26 января представитель МИД России Мария Захарова, комментируя высказывание Син Вон Сика, предупредила, что «безрассудные действия» Сеула могут подорвать некогда дружеские отношения с Москвой. За заявлениями Сеула «стоит Вашингтон, а цель информационных вбросов — вовлечение азиатского союзника в лице РК в украинский конфликт».

В СМИ РК забили тревогу. «Москва истолковала это как потенциальный признак того, что Сеул оказывает военную помощь Киеву, и предупредила о полном разрыве двусторонних связей»

28 января, комментируя реакцию российской стороны на высказывание главы южнокорейского военного ведомства о полной поддержке Украины, представитель министерства иностранных дел РК заявил, что развитие южнокорейско-российских отношений будет зависеть от действий Москвы. Министерство иностранных дел Республики Корея подтвердило свою приверженность позиции не предоставлять военную помощь Украине: Сеул оказывает Украине только нелетальную поддержку, одновременно следя за военно-техническим сотрудничеством между Москвой и Пхеньяном в свете его возможного влияния на безопасность РК.

31 января МИД РФ выступил с заявлением о ситуации на Корейском полуострове, которое «представляет угрозу безопасности и стабильности всей Северо-Восточной Азии. Источник нынешнего обострения ситуации – провокационные шаги США и их союзников, направленные на эскалацию военной активности в регионе, включая втягивание инфраструктуры НАТО, повышение уровня военных приготовлений, наращивание манёвров и учений в непосредственной близости от границ КНДР, в том числе с ядерным компонентом». Попытки представить виновником этого КНДР — – «не что иное, как давняя привычка валить «с больной головы на здоровую». На деле именно непрекращающиеся агрессивные провокации Вашингтона, Сеула и Токио вынуждают Пхеньян принимать обоснованные меры по обеспечению собственной обороноспособности и безопасности».

1 февраля Мария Захарова заявила, что «высказывания президента Республики Корея Юн Сок Ёля, назвавшего КНДР якобы единственной в мире страной, законодательно закрепившей возможность нанесения «превентивного ядерного удара», являются откровенно тенденциозными. Они призваны затушевать агрессивные планы в отношении КНДР и выглядят особенно одиозно на фоне происходящего на Корейском полуострове и вокруг него, где градус напряженности и конфликтности неуклонно растет в первую очередь в результате нахрапистой политики США и их союзников, включая Республику Корея и Японию».

По словам Захаровой, «выступающим с подобными стратегическими «откровениями» неплохо бы знать, что американские «кураторы» Сеула не только на доктринальном уровне утверждают для себя возможность применять ядерное оружие первыми, но и постулируют оправданность «превентивных» обезоруживающих и обезглавливающих ударов по странам, записанным Вашингтоном в свои противники. К сожалению, в Сеуле, похоже, до сих пор не осознали, что главенствующее положение США необратимо уходит в прошлое …. Отражением этого близорукого подхода становится провокационная риторика, к ярким примерам которой можно отнести недавнее высказывание южнокорейского руководства о том, что отношения РК с США вышли «на уровень ядерного альянса». Вот только понимают ли в Сеуле, что если дело дойдёт до проверки этих заявлений на практике, то их страна рискует оказаться не более чем мелкой «разменной монетой» в геополитических играх Вашингтона»?

3 февраля заместитель министра иностранных дел по политическим вопросам Чон Бён Вон вызвал посла России в Корее Георгия Зиновьева, чтобы выразить протест: «Очень прискорбно, что российская сторона проигнорировала правду и безоговорочно защитила Северную Корею и раскритиковала высказывания лидера страны в крайне грубой форме… Это ещё больше ухудшит отношения».

В ответ, согласно сообщению, МИД РК, посол Зиновьев заявил, что внимательно выслушал позицию правительства Южной Кореи и немедленно сообщит о ней своему правительству. Однако в новости на ту же тему посольства РФ в РК Г.В.Зиновьев «изложил российские оценки складывающейся напряженной ситуации на Корейском полуострове. Был подчеркнут неприемлемый характер распространенных в связи с высказываниями официального представителя российского внешнеполитического ведомства от 2 февраля с.г. в южнокорейских СМИ со ссылкой на МИД РК сообщений, в т.ч. касающихся специальной военной операции ВС России на Украине». После этого эксперты заговорили о том, что «двусторонние отношения между Россией и Южной Кореей переживают худший период в истории за все время существования дипотношений с 1990 г.».

Но на этом все не закончилось…

Часть вторая

2 февраля 2024 г.  заместитель министра иностранных дел РФ Андрей Руденко провел в Сеуле консультации с заместителем министра иностранных дел по политическим вопросам Республики Корея Чон Бён Воном и спецпредставителем МИД по вопросам мира и безопасности на Корейском полуострове Ким Гоном, а также встретился с первым заместителем Министра иностранных дел Ким Хон Гюном.

Как сообщило министерство иностранных дел РК на своём сайте, « мы выразили серьёзную позицию по военному сотрудничеству между Российской Федерацией и Северной Кореей, призвали Россию действовать ответственно, а также попросили о сотрудничестве, чтобы законные права и интересы наших граждан и компаний в России не были нарушены». Ким Гон тоже призвал Москву строго выполнять свои обязательства по резолюциям Совета Безопасности ООН, включая немедленное прекращение ее военных связей с Пхеньяном, которые угрожают безопасности Корейского полуострова и Европы.

МИД РФ также сообщил о консультациях  А.Ю.Руденко в Республике Корея: «состоялся обмен мнениями по ситуации на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом, а также по вопросам двусторонних отношений. С российской стороны высказаны серьезные опасения в связи с резкой эскалацией напряженности в субрегионе и указано на то, что ее главным источником является провокационная политика Вашингтона, который в собственных геополитических целях пытается сподвигнуть региональных союзников к реализации своих агрессивных планов, чреватых непредсказуемыми последствиями. Акцентировано, что нормализации обстановки будет способствовать незамедлительное прекращение США и их союзниками своей опасной военной активности и возвращение к совместному поиску политико-дипломатического решения существующих проблем.

С российской стороны выражено твердое намерение продолжать в соответствии с нормами международного права развивать взаимовыгодное сотрудничество с КНДР в интересах обеих стран и их народов, а также укрепления мира и стабильности в регионе».

6 февраля в СМИ РК со ссылкой на анонимный но информированный источник появилась новость о том, что 3 февраля с Руденко встречался глава Управления национальной безопасности Южной Кореи Чан Хо Чжин.  Чан по рангу находится выше Руденко, но тем не менее, согласился неофициально встретится с ним, что указывает готовность сторон успешно работать над урегулированием нерешённых вопросов для снятия напряжённости.

7 февраля Георгий Зиновьев заявил в интервью агентству Ёнхап, что отношения России и РК «не так хороши, как мы надеемся, но в то же время и не достигли дна».

Напомнив, что в декабре 2023 г. Сеул ужесточил контроль над экспортом из Москвы товаров двойного назначения, которые могут быть использованы в военных целях, посол подчеркнул, что «подобные решения не помогают поддерживать уровень предметного двустороннего сотрудничества». «Минимальное требование для освобождения РК от статуса недружественной нации — это отмена санкций против России», — добавил он. Коснувшись отношений России с Северной Кореей, посол опроверг какое-либо военное сотрудничество, назвав обвинения в его наличии «беспочвенными и непроверенными». Назвав Корею «страной, с которой Россия имеет долгую и богатую историю», Зиновьев заявил, что в течение срока пребывания в Сеуле он приложит усилия, чтобы помочь добиться позитивного прогресса в отношениях с РК.

Также, 7 февраля 2024 года интервью ТАСС дал посол КНДР в РФ Алекандр Мацегора. Он подчеркнул, что «такой уровень взаимопонимания, который существует в наших отношениях с КНДР сейчас, можно с полным на то основанием назвать беспрецедентным», и сотрудничество «продолжает укрепляться благодаря большому личному вниманию руководителей двух стран». Отчего возможно, что «текущий год по многим показателям станет прорывным в российско-корейских отношениях».

С другой стороны, «Москву беспокоят в первую очередь непрекращающиеся провокации, которые США со своими южнокорейскими союзниками фактически в режиме нон-стоп проводят в регионе, непосредственно примыкающем к границам КНДР». Поэтому «будет 2024 год в Корее мирным или начнётся вооружённый конфликт, целиком и полностью зависит от американцев», и ядерного испытания это тоже касается. Руководство КНДР может провести новые ядерные испытания «в интересах дальнейшего укрепления своей обороноспособности» в случае «провокационных шагов» со стороны США, — подчеркнул посол.

В завершение хроники обратим внимание на интервью директора Первого департамента Азии МИД России И.А.Желоховцева РИА Новости 11 февраля 2024 года . Среди прочего главный куратор корейского направления указал, что «несмотря на серьёзные различия в подходах, считаем важным поддерживать открытыми каналы коммуникации с южнокорейскими партнёрами, которые подтвердили аналогичное понимание на состоявшихся в начале февраля консультациях на уровне заместителей министров иностранных дел в Сеуле. «Мы такой настрой приветствуем, однако будем судить о намерениях Сеула по конкретным шагам, в первую очередь в вопросах, касающихся экономических санкций в отношении нашей страны».

Подведем итоги: по текстам сообщений МИД двух стран видно, насколько жестко каждая сторона довела свою позицию до другой стороны. Но автор хочет обратить внимание ещё на одну любопытную деталь. Турбулентность в отношениях в данном случае была связана не со стандартным набором камней преткновения в современных отношениях РФ и РК, а с тем, что Россия, грубо говоря, жестко вступилась за Север. Для автора это важный момент и связан он со следующим:

В разных работах автор не раз отмечал, что архитектура безопасности в Северо-восточной Азии складывается вокруг двух треугольников, Москва-Пекин-Пхеньян и Вашингтон-Токио-Сеул. Эскалация между ними растёт, и автор надеется, что она пойдёт по модели холодной войны, когда НАТО и Организация Варшавского договора держали друг друга на мушке, но на курок никто так и не нажал.

Южная Корея в такой ситуации старается вывернуться. Солидаризацию с американским курсом в Сеуле, возможно, считают не исполнением воли сюзерена, а использованием его ресурсов для задач по определению собственной безопасности. При этом, Сеул старается обеспечить себе свободу рук на китайском и российском направлении, и действительно делает меньше, чем от него просит Вашингтон. Иначе южнокорейское оружие давно воевало бы на Украине. Однако, Сеул очень болезненно относится к любым заявлениям, которые лишают его субъектности и позиционируют его как безмолвную американскую подстилку.

С точки зрения Сеула (и эту позицию автор не раз слышал) они не могли не присоединиться к санкциям и осуждению России, но при этом постарались (с их точки зрения) минимизировать ущерб отношениям. Но с точки зрения Москвы, само присоединение к санкциям – это недружественный шаг, а насколько велик ущерб от этого шага – не настолько важно. Особенно на фоне противостояния блоков, когда действия Сеула начинают оцениваться не только как действия, наносящие ущерб России, но направленные против треугольника в целом.

Сеул огорчён тем, что действия КНДР на межкорейском треке не встретили в Москве осуждения. То, что межкорейские связи разорваны, а Пхеньян движется в сторону Москвы, явно огорчает Сеул, хотя это понятный процесс.

В блоковом противостоянии каждая из двух Корей пытается выбрать свою сторону, и хотя это не всегда означает разрыв со странами «чужого треугольника», на первом месте оказывается укрепление связей со странами своего.

Поэтому и в текущем году мы будем наблюдать турбулентность в отношениях Москвы и Сеула, скорость и размах которых будет зависеть от изменения обстановки. Пока Москва и Сеул стараются объясняться, сочетая открытую дипломатическую риторику, естественно выполненную в жестком стиле, с попытками наладить контакт и искать точки соприкосновения, однако внешнее давление велико. Кроме того, в апреле 2024 г. РК ждут выборы в парламент, и в их преддверии Сеул старается выглядеть особо гордым, жестким и независимым. Политическая конъюнктура требует более остро и демонстративно реагировать на вызовы.

 

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»

Похожие статьи: