06.07.2024 Автор: Баир Данзанов

Выборы в Хурал-2024: новая веха в истории монгольской демократии

Выборы в Хурал-2024

28 июня 2024 года в Монголии прошли очередные выборы в Великий Государственный Хурал –парламент страны. В силу особой политической системы в Монголии, которая де-факто является смешанной республикой с широкими полномочиями парламента, выборы в парламент являются едва ли не ключевым внутриполитическим мероприятием в стране, определяющим состав кабинета министров и реальную расстановку сил на политической арене.

Уникальные выборы
Избирательный процесс образца нынешнего года стал по-своему уникальным опытом в истории данного государства по ряду причин:

-Хурал нового созыва были избраны 126 депутатов вместо традиционных для Монголии 76.

-Впервые в национальной практике были сформированы избирательные округа, в основном охватывающие или несколько регионов страны или один из районов столицы.

-Впервые с 2012 года выборы были проведены по смешанной избирательной системе – 78 мандатов были распределены между 13 избирательными округами и ещё 48 по партийным спискам.

-Была предусмотрена возможность голосования для граждан страны, находящихся заграницей.

О результатах
Значительный интерес, безусловно, представляют и сами результаты выборов. Ныне правящая Народная Партия получила 68 мест – 50 по округам и 18 по спискам, что позволило ей обеспечить за собой 54% голосов в Хурале нового созыва. Второе место на выборах заняла Демократическая Партия – исторически главный конкурент «народников» с результатом в 33,3% (26 окружных мандатов и 16 по списку). На третьем месте оказалась молодая партия ХУН, показавшая лучший результат в своей истории – 8 мест или 6,3%. По 4 места утвердили за собой ещё две малые партии – Зелёная партия и Национальное объединение. Таким образом, впервые в истории Монголии в парламент прошли сразу пять партий и объединений – во многом благодаря беспрецедентно низкому проходному порогу, установленному за счёт введения смешанной системы и увеличения числа депутатов почти в два раза.

Выборы как показатель рейтинга ключевых политиков
В силу особенностей политической системы Монголии, в которой предусмотрено совмещение должностей депутата и министра одним лицом, выборы-2024 также стали лаконичным индикатором уровня поддержки населением ряда представителей нынешнего кабинета министров, выдвинутых на голосование в отдельных избирательных округах. Хорошие результаты в определённых районах страны можно было наблюдать у министра транспорта и дорожного развития С.Бямбацогта (первое место в округе), министра связи и электронного развития Н-О.Учрала (первое место в округе со значительным отрывом), а также у  министра иностранных дел Б.Батцэцэг (третье место в своем округе, традиционно поддерживающем представителей оппозиционной Демократической партии) и первого вице-премьера С.Амарсайхана (также первое место в округе). Примечательным представляется и уверенная победа премьер-министра страны Л.Оуюн-Эрдэнэ в своём избирательном округе. Вместе с тем, откровенно слабой оказалась поддержка избирателями нынешнего спикера ВГХ Г.Занданшатара, занявшего только 10е место и не прошедшего в Парламент по итогам выборов-2024.

Странная победа – положение Народной партии
Несмотря на очевидную победу МНП на выборах, положение партии по их итогам весьма ухудшилось – в частности, она потеряла имевшееся у неё с 2016 года конституционное большинство (67%+ мест в Хурале, дающие право на утверждение особо важных законов и поправок в основной закон страны). Поводом для обеспокоенности «народников» также является значительный успех, которого добились их главные оппоненты в лице Демократической Партии, которая теперь контролирует треть парламента вместо 1/7 в прошлом созыве. Подобному успеху не помешало даже неоднозначное решение Конституционного суда Монголии по вопросу о лидерстве в данной партии, когда на фоне очередного партийного раскола должность председателя была закреплена за менее популярным претендентом. Тревожным для народников является и итог голосования по партийным спискам, в котором от некогда кратного разрыва между МНП и ДП (на выборах 2016 и 2020 годов) осталось неутешительное соотношение 35% к 30%.

Всё это говорит о том, что тенденция к снижению уровня доверия Народной Партии и отдельным политическим деятелям из её рядов, обозначенная в ведущих опросах общественного мнения ещё в 2023 году, по-прежнему остаётся актуальной – даже несмотря на в целом удачное разрешение ситуации с крупным коррупционным скандалом вокруг угольного экспорта в конце 2022 года, а также хорошие макроэкономические показатели за 2023 год. Не всё однозначно и с обеспеченным МНП относительным большинством, позволяющим принимать большинство законов – ведь в условиях наличия всё более противопоставляющих себя друг другу фракций и групп внутри самой партии полученные 54% мест (в сравнении с 70+ в прошлом созыве) существенно ограничивают возможности любой из них продвигать свои интересы в парламенте. Эту ситуацию усложняет и относительно недавнее возвращение в стан народников отделившегося от них в начале 2010х годов крыла, взявшего историческое название партии – МНРП, и бывшего самостоятельной политической силой целое десятилетие.

Малые партии и немного математики
В свою очередь, на фоне подобного упадка единства в крупнейшей и наиболее популярной партии в стране, а также уже традиционной разобщённости в рядах Демократической партии, значение трёх «младших» партий, прошедших в Хурал, может оказаться более серьёзным. Несмотря на то, что все они вместе взятые занимают менее 13% мест в парламенте, при определённых раскладах позиция каждой партии из их числа может оказать значительное влияние на решения высшего законодательного органа. С другой стороны, даже их консолидированная поддержка может оказаться недостаточной при продвижении одной из двух доминирующих партий тех или иных поправок в Конституцию — или при преодолении президентского «вето» — ведь вместе со всем составом крупнейшей фракции в Парламенте до 67% голосов по-прежнему не будет хватать трёх десятых процента. То же самое касается и гипотетической связки малых партий с «демократами» для принятия того или иного закона – 33,3+12,7% по-прежнему не даст им относительного большинства. Получается, что заметную роль в Хурале нынешнего созыва малые партии смогут сыграть только в случае углубления разногласий в стане МНП или ДП. К слову, у него имеются реальные прецеденты – в частности, в истории парламентаризма современной Монголии был случай, когда отставка премьер-министра из доминирующей в Парламенте фракции была обеспечена за счёт консолидированного голосования оппозиционеров в сочетании с поддержкой их решения заметной долей представителей правящей партии.

Выводы
Таким образом, парламентские выборы 2024 года продемонстрировали заметное обострение конкуренции в политической жизни Монголии. Воля монгольского народа, изъявленная в голосах более 2.2 миллионов избирателей, на этот раз оставляет международным аналитикам куда более широкое пространство для прогнозирования новых черт внутриполитического «убранства» молодой, но амбициозной демократии.

 

Баир Данзанов, независимый эксперт по Центральной Азии и Монголии, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»

Похожие статьи: