29.05.2023 Автор: Александр Сваранц

«Борис, ты не прав…». Или о структуре товарооборота между Россией и Турцией

Структура товарооборота между Россией и Турцией

Политическая судьба будущей Турции представляет немалый интерес для внешнего мира. В этой связи турецкие всеобщие выборы 2023 г. приковали к себе внимание многих стран, где Россия не исключение. Суть особого отношения к данным выборам определяется вопросом – по какому же пути пойдет дальше Турция и ее новое руководство: в упряжке с Западом во главе с США или в сторону независимости от Запада, но с сохранением партнерства с такими крупными игроками, как Россия и Китай?

Про Китай лучше скажут сами китайцы. В России же сохраняются двойственные подходы к Турции и последующим отношениям. В частности, российские власти рассматривают ныне Турцию в числе своих важных (если не стратегических) партнеров, нацелены на укрепление и многовекторное развитие межгосударственных отношений (включая в области политики, культуры, экономики, энергетики, транзитных коммуникаций, безопасности и военно-технической сфере). Президент России В.В. Путин поддерживает достаточно высокий уровень личной дружбы с пока еще действующим президентом Турции Р. Эрдоганом.

В то же время в России присутствуют и противники столь «широких объятий» с Турцией, учитывая многовековую историю русско-турецких геополитических противоречий и конфликтов, продолжающееся членство Турции в антироссийском военно-политическом блоке НАТО, а также реваншистские устремления турецких националистов и властей в постсоветский тюркский мир с проектом Туран. В лучшем случае, скептики российско-турецкого партнерства полагают, что подобное потепление между Москвой и Анкарой носит временный («сезонный») характер и подвержен переменам в обозримой перспективе. Противники же российско-турецкого партнерства опасаются худших сценариев и критикует отечественную дипломатию, ибо видят в перспективе новую волну тюрко-исламского сепаратизма внутри РФ и очередное предательство Русского мира в ближнем тюркском зарубежье.

Одни увязывают данный «сезонный роман» субъективным фактором межличностных отношений глав двух стран в первой четверти ХХI в. (то есть Путина и Эрдогана), другие следствием лоббирования бизнес интересов либеральных сил в российском крупном капитале и связанных с ним бюрократических кругах, третьи (например, Александр Дугин) пытаются мотивировать идейно-политическим и географическим обоснованием евразийского союза Москвы и Анкары.

Конечно, Россия заинтересована в развитии конструктивных и взаимовыгодных отношений со всеми своими географическими соседями (включая и Турцию). В Москве осознают географические особенности и преимущества Турции на стыке Европы и Азии, наконец, русские желают выстраивать с турками независимые от диктата США отношения. Вместе с тем, в России помнят особый характер истории взаимоотношений с Турцией, не забыли на Севере и о многочисленных русско-турецких войнах и конфликтах, понимают и возможные новые внешние и внутренние угрозы, которые могут исходить от Турции, как члена НАТО и генератора стратегии неоосманизма и неопантуранизма.

Но сегодня Россия сторонник мира и дружбы с Турцией, позитивно относится к гибкой политике президента Эрдогана по тому же кризису российско-украинских отношений, приветствует отказ Анкары от полноценного присоединения к режиму антироссийских санкций Запада, заинтересована в наращивании экономических связей и товарооборота между нашими странами.

У азербайджанцев есть пословица – «плохо не скажешь, хорошее не придет». В данном случае, если Турция изменит курс в отношении России от партнерства к противоборству на стороне НАТО и ЕС, то в остатке потеряют сами турки. Россия имеет несколько вариантов закрыть Турции коммуникации на постсоветский юг и восток, ослабить ее экономику до предела и вызвать новые проблемы. Однако Москва настроена иначе и рассматривает Турцию в числе своих друзей и партнеров. По крайней мере, здесь и сейчас на май 2023 г.

Некоторые российские эксперты и оппозиционно настроенные деятели (включая лица, причисленные к иноагентам) в попытках критики российской дипломатии на турецком направлении пытаются исказить сложившиеся реальности и в области российско-турецкого экономического сотрудничества. Так, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук и иноагент Борис Кагарлицкий полагает, что товарооборот между Россией и Турцией не в пользу Москвы, ибо наша страна поставляет туркам в основном сырье, а вот турецкая экономика значительно продвинута и экспортирует в РФ преимущественно готовую промышленную продукцию.

К сожалению, процесс экономических реформ в России пока что не пересек границу «транзитного коридора», и мы не имеем полноценной реиндустриализации, роста высокотехнологического производства и полного импортозамещения промышленных товаров. Однако России, в отличие от той же Турции (чей промышленный рост и технологическая модернизация в своей основе стали следствием сотрудничества с Европой и США), приходится рассчитывать на себя и отечественное технологическое развитие. Между тем, следует отметить, что структура экспорта и импорта между Россией и Турцией вряд ли в пользу наших соседей.

В частности, Турция в основном поставляет на российский рынок продукцию собственной аграрной индустрии (преимущественно, те же овощи и фрукты с высоким процентом химических удобрений), пищевой промышленности (сладости, сухофрукты и т.д.), легкой промышленности (текстиль, одежду, обувь, ковры), чуть меньше товары бытовой техники и химической промышленности (мыло, моющие средства и т.д.), в 1990-х гг. строительный бизнес, а также туристический сервис.

Этот список, конечно, вполне интересный и показывает динамику развития той же Турции. Вместе с тем, нельзя сказать, что большая Россия пережила бы острый кризис в случае отсутствия тех ли иных видов ассортимента турецкой продукции. К тому же, они не являются товарами и услугами критической инфраструктуры. Правда, в условиях кризиса российско-украинских отношений и продолжающегося СВО, санкции Запада превращают Турцию в некий транзитный плацдарм для российской экономики. В России не исключают, что территория Турция в силу сложившихся реалий может стать своего рода «окном во внешний мир» (в ту же Европу, Ближний Восток и Северную Африку). Последнее представляет крайне важный интерес.

Если посмотреть за динамикой товарооборота между Россией и Турцией за период с 2015 по 2022 гг., то мы можем отметить фактически ежегодный прирост. Исключение составили лишь 2016 г. и 2020 г. (в первом случае из-за ухудшения межгосударственных отношений после сбитого турками российского бомбардировщика Су-24 в небе над Сирией в ноябре 2015 г. товарооборот упал от 23,33 млрд долл. США до отметки 15,84 млрд долл. США, во втором же случае по объективным причинам эпидемии Covid-19 данный показатель спустился с 26,03 млрд долл. США до 20,84 млрд долл. США). В остальные же годы мы наблюдали ежегодный прирост товарооборота на 1 и более млрд долл. США.

Историческим рекордом в этой связи стал 2022 г., когда по итогам года российско-турецкий товарооборот достиг отметки 80 млрд долл. США. Последнее стало следствием тех самых западных санкций против России, поскольку Москва вынуждена была переориентировать свою внешнюю торговлю с Запада на Восток. Турция стала для России глобальным перекрестком и торговым хабом, страной параллельного транзита товаров из стран, отношения с которыми у Москвы прекратились из-за санкций. Фактически Турция после Китая заняла второе место в числе основных внешнеэкономических партнеров России. И если в прежние годы сальдо экспорта и импорта российско-турецкой торговли устойчиво было в пользу России, где российский экспорт в более чем 4 раза превышал турецкий, то сейчас по итогам минувшего года ситуация поменялась в пользу турецкого экспорта. Однако это преимущественно не продукция турецкого производителя, а следствие двойного экспорта (то есть транзита иностранных товаров через территорию Турции в РФ) и повышения цен на газ.

Тем не менее сальдо товарооборота между Россией и Турцией свидетельствует, что российский экспорт на турецкий рынок включает значительно больший по значимости список товаров. В частности, это русский газ, нефть, никель, медь и зерно; два газопровода («Голубой поток» и «Турецкий поток»), один из которых имеет транзитную ветку в Европу; первая в истории Турции АЭС «Аккую» в провинции Мерсин на берегу Средиземного моря (причем, строительство за счет России на сумму более 21 млрд долл. США), которая будет обеспечивать 10% от всей энергетики Турции; планирование строительства второй АЭС в Синопе на берегу Черного моря (что, видимо, тоже за счет РФ не менее 20 млрд долл. США и еще 10% энергетики Турции); военно-техническое сотрудничество (включая поставки современного высокотехнологичного российского зенитно-ракетного комплекса С-400 «Тайфун», готовность к поставкам новейших российских истребителей Су-30 и Су-57, а также военных и транспортных вертолетов); согласование мегапроекта «газовый хаб» с перетоком русского газа с подорванных западными спецслужбами газопроводов «Северный поток 1 и 2» в Турцию, где турки не только будут получать высокие скидки, но и участвовать в электронных торгах (продаже) русского газа на внешний рынок.

Получается, турецкая энергетика весьма зависима от России, а без газа и электричества значительно сокращаются и производственные мощности. АЭС «Аккую» по свидетельству экспертов и чиновников МАГАТЭ одна из самых лучших, высокотехнологичных и безопасных в мире. Российское вооружение по-прежнему сохраняет превосходство на мировых рынках, а главное на поле боя. Отсюда возникает вопрос – так кто кому поставляет более важную продукцию – Россия Турции или наоборот?

На мой взгляд, россияне как-нибудь могут обойтись без турецких помидоров, ширпортерба и строительства (тем более, мы видим печальные итоги турецких строителей как в самой Турции в зоне землетрясения на юго-востоке страны, так не забыли и крушение построенного турками купола «Трансваль-парка» в Москве в феврале 2004 г.). Россия может обойтись и без турецкого туризма, который больше (на миллиарды долларов) пополняет казну Турции (к тому же, Россия – это богатейшая по микрозонам и географии страна, где туризм может быть разнообразным и не менее привлекательным). А вот Турция без русского газа, русских скидок, русского АЭС, русского ЗРК значительно потеряла бы.

Более того, Россия после распада СССР и турецко-англосакского вхождения в постсоветское пространство (включая вывоз той же азербайджанской нефти и газа в обход территории России через Турцию в Европу) так и не стала применять радикальные средства для блокирования маршрутов Турции в тот же Азербайджан, а теперь и страны Центральной Азии. Этого не было сделано в 1999 г., когда на Стамбульском саммите ОБСЕ определялся маршрут экспорта бакинской нефти и газа, в 2008 г. в ходе развязанной Грузией войне против Южной Осетии, в 2020 гг. в период второй карабахской войны. В итоге с молчаливого согласия России Турция получает нефть, газ и уран с берегов Каспия, а также через турецкую территорию проходят новые транзитные коммуникации на мировые рынки. А это тоже экономический рост.

Поэтому мы не можем в данном случае согласиться с мнением профессора и иноагента Б. Кагарлицкого и скажем ему: «Борис, ты не прав…». Не прав он и в том, что Россия работает в Турции и других странах только с властью, но игнорирует оппозицию. Не Россия выбирает власть в Турции и остальных странах, а местные народы. Но Россия вынуждена уважать их выбор и строить системную политику.

Некоторые эксперты, как на кофейной гуще, стали гадать кто же победит на очередных турецких выборах – «прорусский» Эрдоган или «проамериканский» Кылычдароглу? Полагаю, что, во-первых, г-н Эрдоган вовсе никакой не прорусский политик, а только и всегда протурецкий. Во-вторых, конечно, за 20 лет его правления в наших двусторонних отношениях были взлеты и падения. За эти годы Турция и Россия стабилизировали свои связи, наладили продуктивное взаимодействие по тем вопросам, где сложились общие интересы, и диалог там, где эти интересы расходятся. Мы вышли на более системные отношения в сфере экономики и политики, которые представляют интерес для будущего двух стран и народов. Стало быть, в-третьих, независимо от того останется Эрдоган у власти или придет другой лидер, Турция должна сохранять продуктивные, взвешенные и ответственные связи с Россией.

Как известно, после урегулирования межгосударственных отношений в связи со сбитым турками русского Су-24, Москва и Анкара декларировали амбициозную задачу поднять товарооборот между нашими странами до 100 млрд долл. Что ж, лидеры России и Турции уверенно продвигаются к намеченной планке.

Александр СВАРАНЦ, доктор политических наук, профессор, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»

Похожие статьи: