12.10.2022 Автор: Константин Асмолов

Юн Сок Ёль в турне по странам англо-саксонского мира

В период с 18 по 24 сентября 2022 г.  президент РК Юн Сок Ёль отправился в зарубежное турне. В ходе него он посетил Великобританию (похороны королевы Елизаветы II), США (участие в Генеральной Ассамблее ООН) и Канаду (ключевая тема – экономическая безопасность и диверсификация каналов поставок сырья и минеральных ресурсов).

Надежды были велики, — советник Юна по национальной безопасности Ким Сон Хан подчеркивал, что целью поездки является укрепление солидарности со странами-партнерами, разделяющими одни и те же основные ценности, и расширение основ экономической дипломатии.

15 сентября администрация президента РК заявила, что Сеул и Токио достигли принципиальной договорённости о проведении корейско-японского саммита, хотя переговоры вряд ли продлятся долго из-за занятости обеих лидеров мероприятиями в рамках Генассамблеи ООН. Также во время пребывания в США Юн должен был переговорить с президентом Джо Байденом и генеральным секретарём ООН Антониу Гутерришем.

 И хотя повестка встреч с главами США и Японии заранее не обсуждалась, предполагалось, что Юн, скорее всего, обсудит Закон о снижении инфляции (IRA), который исключает из налоговых льгот электромобили, собранные за пределами Северной Америки, и попросит США разрешить электромобилям корейского производства получать налоговые субсидии.

18 сентября Юн Сок Ёль посетил приём, организованный в Букингемском дворце королём Карлом III. Глава РК лично выразил бывшему принцу Чарльзу соболезнования в связи с кончиной  матери, а также поздравил его с восхождением на трон. В ходе беседы Карл III и члены его семьи (в частности, Кейт Миддлтон) выразили желание посетить Южную Корею с визитом (Чарльз последний раз был в Корее в 1992 году), на что Юн ответил, что его страна всегда будет рада их принять.

Однако в дальнейшее расписание визита вмешались лондонские пробки, и Юн (справедливости ради, наряду с другими главами государств) не доехал к гробу, ограничившись соболезнованиями в специальной книге посетителей.

То, что    лидер РК   не смог в полной мере принять участие в церемонии прощания с Елизаветой II, сделало его уязвимым для критики со стороны   оппозиции, которая назвала это дипломатической катастрофой: дескать, мог бы и лучше рассчитать время, хотя среди «не успевших» Юн был не один. Тем не менее, в южнокорейских онлайн-кругах пошли слухи о том, что Юн подвергся пренебрежительному отношению со стороны британской королевской семьи и правительства, в то время как другие лидеры   стран G7 получили обращение в соответствии с дипломатическим протоколом. Упоминали, что  в Великобритании до сих пор нет южнокорейского посла и готовить визит на месте было некому.

20 сентября президент РК   прибыл в Нью-Йорк, где выступил на ГА ООН, и подобно его выступлению на инаугурации, Юн Сок Ёль много говорил о свободе, призывая  страны-члены ООН объединиться для защиты свободы и мира. Слово «свобода» за менее чем 7 минут Юн повторил 21 раз,  затем следовали «солидарность» (8), «поддержка» (7) и «ответственность» (3). Юн поблагодарил ООН за вклад в развитие РК, заявив, что ее первой миссией после основания было утверждение страны в качестве единственного законного правительства на Корейском полуострове и защита свободы страны путем развертывания сил ООН во время Корейской войны.

Таким образом,  с одной стороны, Юн «посветился» и своими речами укрепил образ РК как «свободной и демократической страны». С другой,  он не выступил с антироссийской или антикитайской риторикой. Собственно, даже КНДР НЕ была упомянута прямо.

            В тот же день 20 сентября президент РК   встретился с генеральным секретарём ООН Антониу Гутерришем. Юн Сок Ёль выразил благодарность главе ООН за поддержку усилий по налаживанию мира на Корейском полуострове, и рассказал о проекте оказания всесторонней помощи Пхеньяну в обмен на отказ от ядерного оружия. Одновременно он призвал генсека ООН поддержать единый жёсткий ответ всего мирового сообщества в случае проведения Пхеньяном ядерных испытаний или совершения других действий, связанных с ядерным оружием. Антониу Гутерриш заявил, что РК может доверять ООН, которая в рамках Совета Безопасности ООН примет решительные меры, если возникнет угроза миру и свободе.

            Кроме этого Юн Сок Ель   встретился с представителями корейской диаспоры в Нью-Йорке и пообещал обратиться к правительству США с просьбой обеспечить их права и безопасность. Юн  выразил надежду, что законопроект, направленный на создание министерства по делам корейцев за рубежом, будет принят Национальной ассамблеей.

21 сентября Юн Сок Ёль провёл краткую встречу со своим американским коллегой Джо Байденом. Изначально планировалось проведение саммита, но из-за изменения рабочего графика главы Белого дома общение длилось менее минуты. Как сообщили в администрации президента РК,  Юн Сок Ёль предложил Джо Байдену тесно сотрудничать в решении проблем при реализации положений Акта об инфляции. Байден сказал, что знает о проблеме и предложил обсудить её позднее. Помимо этого, были достигнуты договорённости о сотрудничестве в стабилизации финансовых рынков и противостоянии политике Северной Кореи.

Непрошедший саммит раскритиковали и левые, и правые, но никто не обратил внимание на версию, которая кажется наиболее понятной и реалистичной. Ранее Юн проявил самостоятельность, отказавшись от встречи с Нэнси Пелоси во время её визита на Тайвань и другие страны Азии, после чего президента РК поставили на место.

Усугубила ситуацию попавшая на включенный микрофон реплика Юна, которая, если верить репортерам, звучала примерно как «если эти сукины дети из Национального собрания не одобрят, Байдену будет стыдно». О последствиях этой реплики мы поговорим в отдельном тексте, потому что она вызвала серьезный внутриполитический скандал, продолжающийся доселе.

В тот же день Юн Сок Ель принял участие в цифровом форуме в Нью-Йоркском университете, заявив, что цифровыми технологиями следует делиться и использовать их для расширения свобод. Также   Юн провел встречу   с канцлером Германии Олафом Шольцем и договорился об укреплении сотрудничества в реагировании на сбои в глобальных цепочках поставок.

22 сентября состоялась встреча президента РК и премьер-министра Японии. Первая за два года и девять месяцев встреча Юна и Кисиды  продолжалась около 30 минут и проходила  в свободной форме без заранее согласованной повестки. Лидеры РК и Японии согласились с необходимостью улучшения двусторонних отношений путём урегулирования спорных вопросов,  выразили обеспокоенность ядерной проблемой Пхеньяна и договорились тесно сотрудничать в её решении с мировым сообществом.

Как сообщили в администрации южнокорейского президента, сторонам удалось сделать шаг в сторону урегулирования двусторонних проблем. В Токио результаты встречи оценили менее позитивно, заявив, что она не привела к конкретным договорённостям, и что речь шла не о саммите, а о неформальной беседе. Раскритиковали итоги встречи и южнокорейские демократы – как заявил глава парламентской фракции ДПК  Пак Хон Гын, «и процесс, и результаты были унизительными. … Никакого прогресса не было достигнуто по таким историческим вопросам, как принудительный труд».

23 сентября   Юн Сок Ёль прибыл с визитом в Канаду. В ходе встречи с  премьер-министром Джастином Трюдо стороны договорились о повышении уровня двусторонни отношений до «всеобъемлющего стратегического партнёрства». Стороны выказали  поддержку  полной денуклеаризации КНДР,  создали «корейско-канадский диалог по вопросам изменения климата»; обновили  меморандум о взаимопонимании между Администрацией программ оборонных закупок РК (DAPA) и минобороны Канады, предусматривающий сотрудничество в области военной техники, а также меморандум о партнёрстве в сфере промышленных технологических инноваций между Корейским институтом промышленных технологий (KEIT) и Национальным научно-исследовательским советом Канады.  В экономической сфере запустили  «диалог высокого уровня по вопросам экономической безопасности» договорились активизировать. деятельность совместного комитета по научно-техническим инновациям, и заключили  договорённость об углублении стратегического партнёрства в области устойчивых цепочек поставок (приоритет ключевым минеральным ресурсам, необходимым для производства аккумуляторных батарей и электромобилей, перехода к чистой энергетике). В рамках последнего, семь канадских компаний инвестируют в РК 1,15 млрд долларов   на создание научно-исследовательских центров и передовые НИОКР в области полупроводников, аккумуляторных батарей и электромобилей.

Помимо встречи с Трюдо  Юн  Сок Ёль встретился  с представителями кафедры искусственного интеллекта университета Торонто и  сообщил, что РК окажет активную поддержку сотрудничеству с Канадой в сфере искусственного интеллекта. Юн подчеркнул, что новый проект платформы электронного правительства позволит улучшить качество административных услуг и открыть новую страницу в повышении эффективности системы социального обеспечения, в которой нуждаются представители уязвимых слоёв общества.   Более того, обе стороны договорились совместно работать над глобальным цифровым переходом, используя опыт Канады в области искусственного интеллекта и цифровые инновации Южной Кореи использовать соответствующие сильные стороны своих стран в производстве и поставках чистого водорода для достижения высокого уровня синергии в их стремлении к углеродной нейтральности к 2050 году.

24 сентября   Юн Сок Ель вернулся домой, где итоги визита  обозвали «дипломатической катастрофой» и демократы, и консерваторы.  Главная претензия — неспособность команды Юна организовать анонсированные саммиты; 48-секундное общение   президентов США и РК смотрелось очень обидно на фоне надежд, что Юн сможет повлиять на курс США, да и японская сторона не назвала саммит саммитом. В итоге   29 сентября Национальное собрание, где демократы обладают большинством, объявил импичмент министру иностранных дел Пак Чину. Формально это означает рекомендацию уволить, но Юн Сок Ёль не намерен отправлять главу МИД   в отставку.

Внутриполитические последствия визита мы рассмотрим позднее, а в конце данного текста суммируем то, что получилось.

  • Нестыковки бывают, но их и правда было многовато, и автору непонятно, что винить больше – протокольную службу или черных лебедей. Задним умом крепки все, но вот «не говорить гоп» окружению президента посоветовать стоит.
  • Судя по последующим вскоре после поездки Юна визитам в РК главы МИД Великобритании и вице-президента США, особой катастрофы не случилось, а что стояло за изменением графика Байдена, автор готов пояснять отдельно – скорее слишком строптивому лидеру указали его место.
  • Переговоры по экономическим вопросам со всеми кроме Байдена прошли успешно. На трибуне ГА ООН Юн тоже смотрелся как минимум не хуже Муна и в отличие от него не выступал с откровенно маниловскими проектами. Отдельно отметим то, что, имея возможность «пнуть» Москву, Пекин и Пхеньян, получив за это «уважение международного сообщества», Юн этого не сделал.
  • С бранью на камеру вышло неудобно, но это не демонстрация некомпетентности президента, а скорее умелые руки человека, который оставил микрофон включенным. Что снова поднимает вопрос о новых стандартах коммуникации первых лиц.
  • Встреча с Кисидой – пусть и не саммит, но первая попытка лидеров обсудить важное на данном уровне – то, что Мун рушил годами, не отстроить за месяцы.
  • Так что хотя по знаковым моментам визит и правда вышел неудачным, это отнюдь не тот провал, которым его считают недруги президента.

 Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Похожие статьи: