17.09.2021 Автор: Константин Асмолов

Крылатые ракеты КНДР

NKR3243

11-12 сентября Северная Корея провела успешные испытания нового типа крылатой ракеты большой дальности. Как сообщило агентство ЦТАК, ракеты «летели в течение 7.580 секунд по траекториям в виде овала и восьмёрки над сухопутной территорией и территориальными водами и поражали цели на расстоянии 1500 км», и все проектные требования были удовлетворены.

Это было третье ракетное испытание, проведенное КНДР в этом году. 21 марта Север выпустил две крылатые ракеты у западного побережья, а четыре дня спустя он выпустил в Японское море две баллистические ракеты KN-23, которые, как полагают, являются модернизированной версией ракеты типа Искандер.

Ким Чен Ына на стрельбах не было.

Южнокорейские военные говорят, что недавно представленное оружие Севера напоминает американский «Томагавк» большой дальности и южнокорейские крылатые ракеты Хёнму-3C. Баллистические ракеты имеют гораздо большую дальность полета и движутся быстрее, чем крылатые ракеты того же размера. Но крылатые ракеты летят на малых высотах, что затрудняет их обнаружение. При этом крылатые ракеты также могут нести ядерные боеголовки.

Реакция американских военных на момент написания этого текст свелась к «мы изучаем детали» или высказыванию тривиальных вещей. Как говорится в заявлении Индо-Тихоокеанского командования вооружённых сил США, опубликованном 12 сентября, испытания «свидетельствуют о том, что Северная Корея по-прежнему уделяет внимание развитию своей военной программы». «Мы продолжим следить за ситуацией и будем консультироваться с нашими союзниками и партнёрами», — говорится в заявлении.

В заявлении Индо-Тихоокеанского командования США, опубликованном всего через несколько часов после заявления Севера о пусках, отмечается, что такая активность «подчеркивает постоянное внимание КНДР к развитию своей военной программы и угрозам, которые она представляет для своих соседей и международного сообщества. Приверженность США обороне Республики Корея и Японии остается нерушимой».

Объединенный комитет начальников штабов Южной Кореи (JCS) заявил, что в тесном сотрудничестве с разведывательными органами США проводится углубленный анализ, но отказался подтвердить детали, в том числе где было проведено испытание и были ли запуски обнаружены заранее.

СМИ РК не могли не назвать запуск «провокацией низкого уровня на фоне застопорившихся переговоров с Соединенными Штатами», — дескать, с помощью испытаний Пхеньян решил продемонстрировать свою военную мощь, но, используя не баллистические, а крылатые ракеты, решил не провоцировать США и соседние страны. Однако автор обращает внимание на ряд моментов. Во-первых, стрельбы состоялись без участия Ким Чен Ына, во-вторых, если бы Ким хотел что-то продемонстрировать, ракету бы торжественно выкатили на параде 9 сентября в ознаменование 73-й годовщины основания КНДР. В-третьих, КНДР запрещено использовать баллистические технологии в соответствии с несколькими резолюциями Совета Безопасности ООН, но крылатые ракеты не подпадают под действие этих санкций.

В целом испытание говорит о том, что КНДР продолжает развивать свой военный потенциал в соответствии с обещаниями лидера страны, который обещал и крылатые ракеты, и военные спутники, и гиперзвуковое оружие. При этом Север соблюдает данные еще Трампу обещания – хотя с точки зрения дистанции это ракета средней дальности, она крылатая, а не баллистическая.

Связи испытания с какими-то текущими политическими событиями автор не усматривает. Скорее дату определяла техническая необходимость, о чем косвенно говорит отсутствие на испытаниях лидера страны. И хотя при желании можно увидеть корреляцию с, например, встречей представителей по ЯПКП Японии, США и РК, это тот тип связи, которую легко найти, если хочется такое увидеть.

Зато можно еще раз обратить внимание на неадекватное освещение пуска в южнокорейских и мировых СМИ, особенно в сравнении с имеющим не меньшую важность для региональной гонки вооружений пуском БРПЛ в РК.

Посмотрим и на реакцию международного сообщества, которая пока кажется относительно спокойной: если так и будет, — хороший знак. Если же пуск истолкуют как нарушение обещаний и повод для попыток новых санкций, период заморозки может закончиться.

А пока можно поздравить Север с расширением его арсенала стратегического сдерживания.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Похожие статьи: