04.04.2022 Автор: Константин Асмолов

Юн Сок Ель — штрихи к биографии

YOO74622

Когда в СМИ пишут про нового президента РК, его характеризуют как представителя консерваторов и бывшего генпрокурора, предсказывая направление его будущего курса исходя из этого. Автору этот образ кажется неполным. На самом деле, ситуация сложнее, и более детальное изучение биографии Юна позволит нам прогнозировать его действия более точно.

Например, известно, что Юн родился 18 декабря 1960 года в семье университетских преподавателей. Его отец, Юн Ки Чжун, основал Корейское статистическое общество, а сейчас является действительным членом Национальной академии наук Республики Корея. Это создает образ мальчика из обеспеченной семьи, однако это было так, если бы Юн родился лет 20 назад. В Южной Корее, особенно в 70-80-е годы место университетского преподавателя в основном занимали носители оппозиционных взглядов, которые не устроились в бизнесе или на госслужбу.

Следующий важный момент – история о том, как еще до подавления восстания в Кванчжу в мае 1980 года, Юн, в 1979 году поступивший в Сеульский государственный университет на юридический факультет, принял участие в инсценировке судебного процесса над Чоном и приговорил его к пожизненному заключению. История наделала много шума. Чтобы избежать возмездия, Юн бежал в город Каннын, где жила семья его матери, оставался там в течение трех месяцев, и, поскольку этот факт не прошел незамеченным, экзамен на адвоката ему удалось сдать только с 9-ой попытки в 1991 году. Авторы из числа сторонников Муна любят рассказывать про это, намекая на его тупость, но у этой истории были очевидные политические причины.

В 1982 году Юн был освобождён от военной службы из-за анизометропии. Это серьезное заболевание глаз, выражающееся в значительном отличии рефракции левого и правого глаз друг от друга, и оно же может быть причиной того, что во время дебатов или интервью Юн часто смотрит в сторону. Разумеется, демократы списывали это на высокомерие, напоминая автору, как антипхеньянская пропаганда выдает связанные с диабетом проблемы семьи Ким за последствия безудержного чревоугодия.

Обычно вспоминают то, что Юн был человеком, который посадил двух президентов, однако, это далеко не полный список громких дел, в расследовании которых Юн принимал участие. При этом значительная их часть имела политическую подоплёку, и именно поэтому Юн не мог похвастаться громкими посадками, ибо он довольно часто оказывался в нише прокурора, который шел против системы.

При этом нельзя сказать, что Юн боролся исключительно с консерваторами. В 2003 году он расследовал дело Ан Хи Чжона. Да-да, того самого губернатора, который был главным соперником Мун Чжэ Ина на внутрипартийном праймериз, а через некоторое время спустя первым высокопоставленным корейским политиком, ставшим жертвой, и в итоге получившим тюремный срок за систематическое изнасилование секретарши. Хотя суд первой инстанции оправдал его, реакция на это феминисток и «женской улицы» в сочетании с желанием Голубого дома привела к тому, что суд «учёл мнение народа».

Но тогда Ан был помощником президента Но Му Хёна и обвинялся в классических для партийного чиновника такого ранга коррупционных схемах: получении незаконных финансовых пожертвований от деловых кругов на сумму 1,1 млрд. вон. Хотя Ан был арестован только 14 декабря 2003 г., и левая пресса отмечала, что в желании доказать коррумпированность сподвижника президента прокуратура собрала все обвинения когда-либо выдвигавшиеся против Ана, хотя большая часть из них ранее отвергалась судами за недоказанностью, именно Юн нашел доказательства, которые нельзя было объявить сфабрикованными.

Более известно «дело о троллях в погонах», когда национальная служба разведки отдала приказ своим сотрудникам заниматься манипулированием общественным мнением против Мун Чжэ Ина. При этом был нарушен не только Закон о выборах публичных должностных лиц, но и Закон о нейтралитете спецслужб. Кроме того, несмотря на наличие в РК «интернета по паспорту», разведчики использовали поддельные аккаунты граждан.

В 2013 году Юн Сок Ёль возглавил специальную следственную группу по этому делу и пытался посадить главу спецслужбы Вон Се Хуна, но столкнулся с очень жестким противодействием со стороны разведки, правительства и консервативных СМИ. В результате, в сентябре 2013 года, консервативная газета «Чосон Ильбо» опубликовала сброшенный ей компромат из спецслужб на тогдашнего генпрокурора, у которого обнаружился внебрачный сын, и тот был вынужден уйти в отставку. Юн тоже был понижен в должности и переведён из Сеула в прокуратуры Тэгу и Тэджона.

В ходе этих корпоративных войн Юн был первым, кто открыто обвинил во вмешательстве в расследование тогдашнего министра юстиции Хван Гё Ана, который затем был премьер-министром, одним из организаторов импичмента Пак Кын Хе и лидером консервативной партии. Еще позднее он оказался одним из соперников Юна в борьбе за власть внутри «Силы народа».

Кроме этого, Юн не раз занимался расследованием коррупционной деятельности ряда руководителей финансово промышленных групп. Считается, что еще в 2006 году Юн помог арестовать тогдашнего председателя Hyundai Motor Group Чон Мон Гу, по обвинению во взяточничестве и хищении средств дочерних предприятий для создания фондов, используемых для дачи взяток и обеспечения лобби в правительстве.

В 2008 году Юн работал в независимой группе юрисконсультов, занимавшейся расследованием инцидента с манипулирования ценами на акции BBK, связанного с президентом Ли Мен Баком.

Затем Юн расследовал дело председателя SK Group Чхэ Тхэ Вона по обвинению в том, что он присвоил десятки миллиардов вон у аффилированных лиц группы. Расследование привело к аресту Чхэ в суде в январе 2013 года, и в итоге — приговору к четырем годам тюремного заключения.

В 2016-2017 годах Юн сыграл ключевую роль в победе в разбирательстве, связанном с бывшим президентом Пак Кын Хе и фактическим лидером Samsung Group — Ли Чжэ Еном. В итоге в феврале 2017 года вице-председатель Samsung Electronics Co. был арестован за то, что передал конфидантке президента Чхве Сун Силь десятки миллионов долларов взяток в обмен на поддержку правительством слияния двух дочерних компаний Samsung в 2015 году.

Многолетняя карьера Юна по преследованию коррумпированных руководителей бизнеса принесла ему прозвище «Мрачный жнец». И хотя никто из посаженных Юном глав чэболь не отсидел свой срок до конца, сам факт того, что прокурор Юн сумел собрать достаточно доказательств и преодолеть сопротивление системы, говорит о его личных качествах. Отметим также, что у Юна, в отличие от его коллег, не было широко известной репутации «заказного прокурора», которому ставят задачу кого-то посадить, а он «отрабатывает заказ» находя нужные доказательства.

В 2016 г. Юн Сок Ёль возглавляет специальное расследование коррупционного скандала с участием президента Пак Кын Хе, который привел к ее импичменту. К сожалению, то, что именно нашел Юн из числа обвинений против Пак Кын Хе или Ли Мен Бака остаётся тайной следствия, и поэтому мы не можем со 100% уверенностью говорить о том, что именно такие-то и такие то доказательства появились в приговоре благодаря ему. Однако считается, что именно Юн вскрыл детали коммерческих взаимоотношений между фондами Чхве Сун Силь и корпорацией Самсунг.

19 мая 2017 года новоизбранный президент Мун Чжэ Ин назначил Юна главой прокуратуры Центрального округа Сеула. В этом качестве Юн предъявляет обвинения экс-президентам Ли Мён Баку и Пак Кын Хе, трём бывшим руководителям Национальной службы разведки (Вон Се Хуну и его преемникам), бывшему главному судье Ян Сон Тхэ и более чем 100 другим бывшим чиновникам и руководителям предприятий.

17 июня 2019 года Юн был назначен генеральным прокурором, причем во время парламентского обсуждения правые и правоцентристы были против, а левые – за. Но уже к осени началась «суета вокруг Чо Гука», а со следующего года – война с министром юстиции Чху Ми Э, которая в итоге 24 ноября 2020 года отстранила Юна от должности, сославшись на предполагаемые нарушения этических норм, злоупотребление властью и вмешательство в расследования в отношении его соратников и членов семьи.

24 декабря, после судебного запрета, поданного в Административный суд Сеула, увольнение было отменено, однако 4 марта 2021 года Юн Сок Ёль подал в отставку.

29 июня 2021 года Юн официально выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах 2022 года, 12 июля он зарегистрировался как независимый кандидат, а 30 июля официально присоединился к «Силе народа». 5 ноября 2021 года Юн Сок Ёль получил 47,85 % голосов на внутрипартийных выборах, а 9 марта 2022 г. – стал президентом.

Для автора важно, что к консерваторам Юн примкнул далеко не сразу, причем главную роль в этом сыграли не его личные политические взгляды, а общие законы его политической культуры. В Южной Корее нет третьей силы, которая могла бы оттянуть на себя голоса недовольных и консерваторами, и либералами. Если бы Юн пошел на выборы отдельно, а представители консерваторов – отдельно, оппозиционный Муну лагерь оказался бы расколот и представитель демократов набрал бы меньше, чем они двое, но больше по отдельности, чем каждый из них.

Поэтому Юну пришлось объединяться с консерваторами, но это имело свою цену. Нельзя быть фронтменом консервативного лагеря и не озвучивать установки, обязательные для представителя этого политического тренда. Иначе сторонники Пак Кын Хе и Ли Мен Бака (да и классические консерваторы в целом), будут с удовольствием ставить палки в колёса всем его начинаниям в целом. Оттого Юн вынужден играть в сложные политические игры, когда поддержка того или иного тезиса может укрепить его влияние у одной фракции, но испортить отношения с другой.

Можно отметить и то, что Юн не является профессиональным политиком – это и его плюс, и его минус. С одной стороны, он не зашорен, не связан с теми или иными политическими группировками, и не обязан играть по принятым правилам. С другой стороны, его неосведомлённость в некоторых вопросах может привести к зависимости от тех, кто в этом разбирается. Значительная часть людей являются советниками Юна по политике и экономике, и с высокой вероятностью займут должности в правительстве, когда Юн получит власть.

Подведем итоги.

  • По своему бэкграунду Юн вполне себе представитель «поколения 586». Семья университетских преподавателей, куда в описанное время уходили недовольные режимом, участие (по одной из версий организация) в имитации судебного процесса над Чон Ду Хваном в 1980 году, опыт противостояния власти и чэболь с серьезным списком посаженных или недопосаженных…
  • И хотя по своей активности Юн вполне вписывался в левый, антикоррупционный тренд, черно-белая логика южнокорейской фракционной борьбы утянула его вправо. Если бы не особенности политической культуры РК, Юн не стал бы представителем консерваторов, и его повестка, за вычетом представлений о справедливости, могла быть другой.
  • Как человек, который расследовал дела о политической коррупции, Юн хорошо представляет себе политическую кухню, на которой ему придётся теперь готовить. Иллюзий там нет. Но это же значит то, что он ОЧЕНЬ неудобен традиционным политиканам вне зависимости от лагеря.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».