08.11.2017 Автор: Владимир Терехов

О некоторых событиях накануне форумов АСЕАН

64645454

Период, непосредственно предшествовавший серии проводимых сейчас мероприятий на базе АСЕАН (включая юбилейный форум, посвящённый 50-летию основания этой Ассоциации), был отмечен событиями и фактами, которые в целом вписываются в сложившиеся в последние годы тенденции в отношениях как между странами-участницами АСЕАН, так и отдельных из них с ведущими мировыми державами (США, Китаем, Японией).

Возрастание стратегической значимости региона Юго-Восточной Азии в целом и контроля над торговыми маршрутами, проходящими через Южно-Китайское море, в частности предопределяет решающее влияние главных участников глобальной игры на ситуацию в ЮВА.

Поэтому от амбициозных планов второй половины прошлого десятилетия по превращению АСЕАН (Ассоциации, объединяющей 10 стран региона) в одного из значимых акторов мировой игры сегодня практически не осталось следов. Каждый из членов Ассоциации (и сама она в целом) занимаются в основном маневрированием в поле сил, которое формируется главными игроками.

Образцовой иллюстрацией этому служит политика последних года-двух, которая проводится Филиппинами и Мьянмой (но не только ими). Ранее мы отмечали, что Родриго Дутерте, прославившийся летом-осенью 2016 г. (то есть в первые месяцы после занятия поста президента Филиппин) серией шумных антиамериканских заявлений, сегодня ведёт себя вполне “цивильно”, не отдавая явным образом (ни в публичной риторике, ни в практической политике) предпочтений какой-либо из главных мировых держав.

Постепенное погружение в реальные политические процессы, протекающие в ЮВА, видимо, способствовало относительному выравниванию филиппинского корабля, резко было накренившегося в сторону КНР. Продолжая политику выстраивания позитивных отношений с Китаем, Р. Дутерте постепенно восстанавливает отношения с его главным геополитическим оппонентом США.

Декларируя предпочтительность двустороннего формата разрешения территориальных споров с Пекином в ЮКМ, он не отказывается от прошлогоднего решения гаагского арбитражного суда, который признал незаконной аргументацию исторического плана на владение Китаем 80-90% акватории ЮКМ.

В апреле с. г. Р. Дутерте заявил, что у него были претензии только к предыдущей американской администрацией США, а с президентом Д. Трампом он намерен выстраивать “самые прекрасные” отношения. Символом полного их восстановления становится визит на Филиппины американского президента в ходе его начавшегося азиатского турне.

Ранее появлялась информация о “технической помощи”, оказываемой США филиппинским вооружённым силам, завязшим на пять месяцев в боях с исламистскими группировками, захватившими в мае с. г. провинциальный центр Марави на острове Минданао. В ходе боёв город и его окрестности превратились в руины, а 300 тыс. жителей были вынуждены искать убежище в других населённых пунктах страны. Восстановление Марави становится одной из самых серьёзных и неотложных проблем, в решении которой Филиппинам готова оказать помощь Япония – другой геополитический оппонент КНР. Эта помощь будет осуществляться в рамках общего кредитования Японией филиппинской экономики в последующие 5 лет на сумму около 10 млрд долл. Соответствующее соглашение было заключено в ходе состоявшегося в конце октября с. г. визита в Токио Р. Дутерте и его переговоров с японским премьер-министром С. Абэ.

В комментариях японских экспертов к этому соглашению говорится, что Р. Дутерте успешно использует ситуацию усиливающейся конкуренции между Китаем и Японией за влияние на страны АСЕАН. Отмечается, что ранее Пекин уже обязался вложиться в филиппинскую экономику на сумму в 24 млрд долл.

Но, пожалуй, самым ярким примером борьбы между ведущими мировыми игроками за влияние в регионе становится Мьянма. Удивительные метаморфозы в этой борьбе наблюдались уже на начальном периоде после прихода к власти недавней (и многолетней) “иконы” мирового “правозащитного” движения Аун Сан Су Чжи.

Однако они стали особенно заметными в связи с очередным обострением ситуации вокруг народности рохинья – религиозно-этнического меньшинства, проживающего на северо-западе одноименного штата страны. Отметим, что это далеко не единственный конфликт в крайне пёстрой в социальном, этническом и религиозном аспектах стране.

Множественностью и разнообразием природы конфликтов, раздирающих Мьянму, определялась длительность пребывания у власти военных, пытавшихся собственными “простыми” методами сохранить единство страны. С начала 90-х годов указанные “методы” были предметом критики со стороны Аун Сан Су Чжи, которую власти заключили под домашний арест.

Однако, после того как в начале 2016 г. она фактически возглавила руководство страны, ей, видимо, быстро стала очевидной принципиальная разница в риторике и действиях популярного в мире оппозиционера и ответственного руководителя страны. Поэтому практически ничего не изменилось как во внутренней, так и внешней политике Мьянмы.

И поэтому же в ответ на атаку на пограничный пост, проведенную 25 августа вооружённым крылом сепаратистского политического движения рохинья (видимо, с территории Бангладеш), нынешнее руководство Мьянмы отреагировало “традиционным” способом. Следствием чего, по данным специальной комиссии под руководством бывшего Генсека ООН Кофи Аннана, явилось сожжение сотен деревень рохинья и бегство за границу (в основном в Бангладеш) почти полмиллиона их жителей.

Складывающейся вокруг рохинья ситуации были посвящены уже два заседания СБ ООН. Единогласно принятые на них резолюции носят самый общий характер, ничем не обязывающий руководство Мьянмы. Что объясняется принципиальными расхождениями в отношении к нему со стороны Китая и ведущих западных стран.

Китай вполне удовлетворён тем, что после прихода к власти Аун Сан Су Чжи в отношениях с Мьянмой (сложившихся в предыдущие десятилетия и крайне для второй выгодных) не произошло никаких негативных изменений. То, что ныне соседнюю страну возглавляет политик, десятилетиями использовавшийся геополитическими оппонентами Пекина в качестве тарана против режима, дружественного Китаю, сегодня, видимо, не представляет для него даже исторического интереса.

Поэтому нынешнее правительство Мьянмы (в том числе в вопросах проблематики рохинья) пользуется полной поддержкой Пекина.

В тоже время политика США в отношении этой страны, кажется, возвращается на “круги своя”. Напомним, что в октябре 2016 г. предыдущей американской администрацией были сняты экономические санкции на Мьянму, введённые много лет назад в ответ “на нарушения прав человека” военным руководством страны.

Их снятие носило характер одобрения ведущим мировым игроком факта прихода к власти в стране той самой “иконы” мирового “правозащитного движения”. Но, как выяснилось, возлагавшиеся на неё надежды не оправдались как во внутренних, так и, главным образом, во внешних аспектах политики Мьянмы. Поэтому в конце октября появилась информация о возвращении санкционной компоненты в американскую политику в отношении Мьянмы. Рассматривается, в частности, возможность применения к ряду чиновников этой страны так называемого “закона Магнитского”, приобретающего, таким образом, универсально-глобальный характер.

Наконец, ситуация, складывающаяся вокруг рохинья, стала ещё одной причиной “раздора и шатаний” внутри АСЕАН, что проявилось в виде словесной пикировки на последней Генассамблее ООН между министрами иностранных дел Филиппин и Малайзии.

Иными словами, на предстоящих форумах на базе АСЕАН всё будет как и прежде, то есть маневрирование как отдельных членов, так и Ассоциации в целом в поле сил, которое создаётся политикой ведущих мировых игроков. Которые, в свою очередь, находятся в сложных отношениях друг с другом.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».